September 30th, 2016

girlie

Гуляя по карельскому

селу с населением около 1500 человек, я за 3 дня встретил нескольких инвалидов-колясочников. Почему это они тут в таком количестве, думал я, и вспомнил. Всё просто, в деревне они могут передвигаться вне дома. Крыльцо с пандусом - и катись по дорожкам на прогулку, в магазин, в гости. В Питере же колясочник обычно с этажа на землю самостоятельно не спустится. Ну а если он живёт в специально оборудованном доме - спустится, но далеко не уедет. Я тут, катя чемодан на колёсиках по метро, выяснил, что на ступеньках недавно открытого перехода с Пушкинской на Звенигородскую нет вообще никаких приспособ для подъёма и спуска такого чемодана. Об инвалидных колясках и говорить нечего. Потом оставшийся участок пути наблюдал что происходит вокруг, применяя это к гипотетическому колясочнику, захотевшему повторить мой маршрут. Да, он сидит дома и не выходит. И сразу рассказы подруги об её двоюродной сестре-инвалидке, которая никуда не выходит, стали ясны и понятны.

P. S. Пока набирал этот текст, проехал в Лодейном Поле предвыборный плакат, на котором холёная морда Миронова провозглашает "вернём качественную бесплатную медицину". Класс, супер.